Катя
Создание: 27.07.2010
«Заводная птица» Мураками – удивительная книга. Если я попробую пересказать вам сюжет, вы сочтете, что это – бред. Судите сами. У молодого японца уходит из дома кот, а спустя какое-то время жена. И чтобы вернуть жену японец часами сидит в пустом колодце с бейсбольной битой и вспоминает подробности японо-китайского конфликта времен Второй мировой войны. Каково?

Вместе с тем этот первый из прочитанных мною романов Харуки Мураками произвел на меня удивительное воздействие. Дело в том, что когда я читаю современную книгу, а еще хуже смотрю по ящику какую-нибудь историю, придуманную в наших широтах, то в ней автор никак не может уйти от новых-старых русских, ментовских разборок, и прочих штампов, от которых меня тошнит. В результате все слова, мысли взгляды, помещенные в реальность последних десятилетий покрываются словно невидимой, но тем не менее прочной пленкой. Дело не в бесталанности авторов, просто использование и называние повседневных вещей влечет за собой этот мир и его тошнотворный запах. И за этим флером я уже не вижу ничего. Не знаю как у вас, а у меня с современными историями выходит именно так.

У Мураками все совсем по-другому. Вся обстановка романа, настолько далека, от меня, что действительность словно отслаиваются оставляя мысли и переживания героя. Эти тонкие штучки становятся настолько реальными, что кажется, протяни руку и коснешься их, как воду или снег. И вот уже спрессованные в снежок эти чувства летят в меня и попадают в цель.

Я говорил все это на большой перемене, а десятиклассники слушали, соглашаясь со мной или нет, уж я не знаю.

– А вы читали Рю Мураками? – спросила вдруг девочка, сидевшая в стороне и читавшая какой-то учебник. Девочка была похожа на стопроцентную отличницу. Уроков я у нее не вел, и поэтому не знал, как ее зовут, а она все смотрела на меня своими большими глазами и ждала ответа.
– Нет, не читал. Но если ты мне принесешь что-нибудь, что тебе понравилось у Рю больше всего, я его обязательно прочту. – На этом мы и договорились.

Через пару дней девушка принесла книжку.

– Вот «Дети из камеры хранения». Это самое непошлое.
– Спасибо большое. Ничего если я буду долго ее читать. Совсем немного книг я прочел на одном дыханье.
– Конечно ничего, читайте сколько хотите.
– Прости, пожалуйста, но я не знаю, как тебя зовут. Как тебя зовут?
– Катя, – ответила она и улыбнулась.

Из книги я узнал, что в Японии в шестидесятых годах было зарегистрировано несколько случаев, когда матери оставляли своих только что родившихся детей в камерах хранения и уходили навсегда. Выжить удалось только двоим, они и стали героями этого странного романа. И вот дети взрослеют и несут на себе этот страшный отпечаток. К весьма зловещему сюжету Рю Мураками примешивал еще несколько обязательных ингредиентов: секс, насилие, гомосексуализм, безумие, выкрутасы современного мира. А после снова секс, насилие. И так по кругу.

Я читал роман не быстро не медленно и удивительное дело, он мне нравился. Книжка была написана упругим языком настоящего мастера, она не отпускала до последней страницы.

Через пару недель после того, как книжка была прочитана, я встретил Катю в коридоре школы. Она как всегда была тиха и сосредоточена. Я сказал, что книжка прочитана, и я готов отдать ее в любой момент.

– Вам понравилось?
– Сложно сказать, она совсем ни на что не похожа. – а спустя несколько секунд добавил. – Знаешь, Катя, если бы эту книгу порекомендовал тебе я, то думаю, у твоих родителей ко мне могли возникнуть вопросы. А так как книжку принесла мне ты, то все в порядке. Мне можно, я уже взрослый. – Девочка в ответ улыбнулась.

В общем, мы подружились.

Наша дружба выражалась в том, что Катя время от времени приносила мне какую-нибудь книжку, а я давал ей свою. Все авторы - сплошь японцы. А еще мы обменивались эсэмесками.

«Вы знаете, наша команда по биатлону победила на чемпионате мира!»
«Здорово, а что такое биатлон?»

Сообщения приходили редко и всегда неожиданно.

«Я пошла кататься на лыжах, а что делаете вы?»
«По-моему, я сплю»

Лыжи были любимым свободным времяпровождением Кати, хотя свободного времени у нее, кажется, не было никогда. Все время она что-то учила, читала, я уже говорил вам, что Катя была стопроцентной отличницей.

Весной лыжи закончились, начались экзамены, а летом Катя укатила в Н-ск. От туда она написала мне, что прочла мои «рассказы» и попросила написать какой-нибудь для нее. Я написал. Это был рассказ длинной в смс:

В одном большом пыльном городе появилась девочка, маленькая как эсэмеска. Позади у нее остались уроки и лыжи, а впереди лежало огромное лето и огромная жизнь, которая казалось не кончится никогда.

В одиннадцатом мы почти не общались, как-то не до того было. А после она уехала в свой Н-ск учиться, кажется навсегда.