До свидания, дети
Создание: 02.02.2010

Маленькие заметки, о том, что забывал сказать ученикам за четыре года учёбы.

О названии

Когда мне было пятнадцать лет, я совершенно случайно увидел книгу «Здравствуйте, дети», – ее написал грузинский учитель Шалва Амонашвили. Вы можете узнать про него сами, например, в Википедии. Написал я эту строчку и вдруг обнаружил, что Википедия ничего не знает про Амонашвили! Удивительно!

Мои родители были учителями, поэтому нет ничего странного в том, что тогда много лет назад эта книга попалась мне в руки. Я прочел несколько первых глав не потому, что у меня были далеко идущие планы, а просто так. Мне понравились доброжелательный и совсем незанудный тон, а еще потому, что разговорами о педагогике, о новой школе был наполнен мой дом. Шалва Александрович писал о школе, в которой учитель уважает ученика, о школе, в которой интересно учиться и в которой интересно работать.

Второй раз я взял книгу в руки, когда ходить на уроки стало моей работой, и я хотел найти ответы хоть на часть моих вопросов. Тогда я еще не знал, что самый лучший способ найти ответы – это написать свою собственную книгу. Так, что название моим заметкам я отчасти подсмотрел, признаюсь.

Все-таки поразительно, что еще никто не написал статью в Википедию про этого действительно известного человека! По видимому на свете очень много дел, который никто еще не успел сделать. Они только и ждут, что их сделаю я. Или вы.

(*) текст был написан в 2009 году. С тех пор статья про Шалву Александровича появилась.

Рукописи не горят

В начале октября 2009 года одиннадцатый «Д» дежурил последний раз. Вот уже второй год выпускники подходят к этому последнему дежурству серьезно, придумывают хохмы, переодеваются и стараются сделать что-нибудь особенное. Но в этом году одиннадцатый «Д» сделал что-то невероятное, каждый их день был не похож на другие.

В «День спорта», который они же сами и выдумали, выпускники ходили в спортивных трусах и устраивали состязания на большой перемене. В «Детском дне» во рту ребят была соска, на перемене в холле шла игра в «Жил был гном». В «День информатики» на экранах появлялись надписи в двоичном коде, ученики в толстых свитерах с надписями свирепый админ блуждали по лицею. Взгляд их был отсутствующим, а на вопрос вы могли получить что-то вроде: «Виндоуз маст дай». В самый последний день дежурства, в субботу, на входе играл джаз, юноши и девушки в вечерних нарядах встречали гостей, которые входили в школу по красной ковровой дорожке. Короче говоря, это была феерия!

А потом вышел лицейский журнал в котором девушка десятиклассница написала большую статью в которой популярно рассказала, какие молодцы были ученики 11 «Г», как все здорово все придумали и провели. Было ли в статье что-то про 11 «Д»? Да, пара строк, девушка написала о том, что дэшки были не на высоте, скучно как-то подошли к своему дежурству, без выдумки, чужие идеи взяли да и то до ума довести не смогли.

Сейчас разговор не о том, что хотел сделать с журналисткой оскорбленный 11 «Д» и не о том, что она имеет право на свое мнение. Разговор совсем о другом. Спустя годы слова, напечатанные в журнале, будут той единственной правдой по которой можно будет восстановить события. Все остальное забудется!

Никому не интересны сотни фотографий беспорядочно выложенных в файлообменнике, их некогда смотреть и сортировать. Сотрутся из памяти, и с ваших компов тем более, все то, что не оформлено в слова, не опубликовано, не отчуждено от вас. Если вы хотите сохранить что-то важное, потратьте немного времени, превратите вашу радость в слова и опубликуйте их.

Самый главный прием

Я где-то читал, что чемпион мира по чему-то такому, что требует махать кулаками знает сотню разных приемов. Но только три «коронных» приема, движений доведенных до автоматизма, ставших его плотью и кровью сделали его чемпионом. То же самое и в любой другой области. Очень часто владение всего одним приемом может сделать человека успешным.

Владея одними только электронными таблицами можно творить чудеса. Правильное нажатие кнопки затвора фотоаппарата может сделать вас знаменитым. А внимательное прочтение второй части курса «Интернет технологии» поможет сделать свой Электронный журнал. Я рассказываю это всем, только почему-то мне не верят, думают, что я утаиваю какой-то самый главный прием.

Новый прием

Выше рассказав про «главный прием» я сказал не всю правду. Если вы уверены, что ваш коронный удар правой уложит любого, то рано или поздно вы будите разочарованы. И это разочарование может быть тем сильнее, чем лучше подготовился ваш соперник.

Книги и учителя наперебой советуют учиться всю жизнь. Время от времени я вижу людей, который раз в несколько лет приходят на курсы переподготовки. Они несколько лет работали, и вот нашли время узнать что-то новое. Мне кажется так не бывает. Тем не менее мысль о непрерывном образовании повторяется с разными интонациями и в разном контексте. Учиться нужно всю жизнь. Но когда учиться, если вы и так учитесь каждый день, а после учебы становится уже не до нее?

Мне кажется я знаю где находить время на обучение, в работе! Мой рецепт очень прост, планируя новый проект поднимите свою планку пару сантиметров выше. Введите в него то, что вы пока не умеете. Это может быть штрих, но только так можно быть готовым в ситуации, когда не проходит ваш коронный правый - играючи двинуть левой!

Я и мой Карлсон

Астрид Лингрен была удивительной женщиной, не верите, прочтите статью в Википедии, а еще лучше посмотрите ее официальный сайт (Астрид умерла в 2002, но письма приходят к ней до сих пор, сайт действует, надеюсь шведский язык вам не помешает). Астрид была феноменально популярна. Поколение шведов выросло на ее книгах и ее голосе (она читала свои истории по радио). А еще она всю жизнь, не смотря на свои баснословные гонорары, жила в своей скромной стокгольмской квартире.. Именно благодаря Астрид, мир узнал о похождениях героев со странными, труднопроизносимыми именами. Книжки Астрид Лингрен продаются в разделе детская литература, вместе с тем в каждом шкафу Астрид Лингрен спрятано по скелету.

Вспомните трогательную историю про Малыша (мальчика без имени) и Карлсона. Уверен, каждый хотел бы иметь такого друга! Он умеет летать, с ним можно бродить по крышам и просто весело проводить время. Карлсон может все, ведь он лучший в мире запускатель паровых машин, мучитель Домомправительниц, к тому же он любит варенье и пирожки. Что бы ни произошло - для Карлсона пустяк. В книге Карлсон появлялся всякий раз, когда Малыш один. Наверное, во всех городах мира в комфортабельных квартирах с отдельными комнатами и телевизором Малышам нужны Карлсоны. Они - наши адьтер-эго, они те, кем мы хотим видеть себя. Время идет, мы становимся взрослее, и уже можно побыть дома одному без в-меру-упитанного-мужчины-в-самом-расцвете-сил. Карлсон прилетает все реже, точнее нам так кажется.

Сонное утро, маршрутка, уроки, люди, много людей, дела, много дел, и снова маршрутка. Наконец, вечер, кухня, за круглым столом мама выговаривает вам за немытую посуду и двойку, а вы грубите в ответ, и считаете про себя, что дело-то житейское, чего так разоряться. Дорогие мои, это не мама говорит с вами, она для этого слишком устала, ведь трудный день был и у нее. Это ее Карлсон спорит с вашим Карлсончиком, они выясняют, кто круче, и мамин Карлсон пока побеждает, но это не навсегда.

Иногда мне удается щелкнуть своего Карлсона по носу, прогнать с глаз долой на его крышу, обнять своего Малыша (свою Малышку), а иногда мой Карлсон сильнее меня. Он нужен мне как и вам, но я хочу, чтобы он прилетал только тогда, когда я этого хочу.

Потолок

Когда мне было шестнадцать я захотел стать музыкантом. В течение нескольких месяцев я даже брал уроки у одного очень классного джазового барабанщика. Одновременно каждый день я терзал гитару и уши тех кто оказывался рядом. Барабанные палочки так и не подружились со мной, в отличие от гитары, которая и спустя двадцать лет  осталась моим любимым инструментом.

Но музыкантом я не стал. Мне повезло, я очень рано увидел свой потолок в музыке. Как ни старайся, не упражняйся, выше него мне не подняться. Я могу сыграть и спеть песенку и она даже понравится близким людям, но это мой максимум. В отличие от моего приятеля, который дышал музыкой в шестнадцать, продолжает ей дышать и сейчас. В его руках флейта, гитара, клавиши начинают творить чудеса. И с каждым годом звуки, извлекаемые им становятся только волшебнее. Зато, я преуспел в преподавании. Надо мной учителем нет потолка, а только небо и то, что за ним.

Я уверен, что у каждого человека есть не только свои потолки, но и свои бесконечно красивые звезды, которые видны даже днем и до которых можно тянуться и доставать. Что толку тратить свою жизнь на попытки пробить перекрытие, может стоит как можно скорее выйти на свежий воздух? Гитара мне в это помогает каждый день.

Speech

26 июня на сцене Музыкального театра Кузбасса перед своими выпускниками произнес небольшой speech. Я готовился к нему не три минуты, думал, что  сказать моим детям, стараясь уместить в пять минут, то, о чем не говорил раньше. Я говорил о трех вещах - о странных снах, о втором законе термодинамике и возможности невозможного. Надеюсь, это не была речь сумасшедшего)) Я сказал примерно следующее:

Друзья мои, я хочу поговорить сегодня с вами о трех вещах. Во-первых, о снах. Три недели назад мне снился прекрасный сон – я читал книгу стихов Александра Сергеевича и в одном, неизвестном стихотворении он рассказывал о своих учительских годах. Стихотворение показалось мне классным, захотелось прочитать его кому-нибудь. Я пошел на кухню и увидел жену, она мыла посуду, гремя чашками. Я поцеловал ее в макушку: «Смотри, что я нашел…», и в этот миг я проснулся. В тот же миг я ощутил жгучее разочарование. Я видел своими глазами это никем не виденное стихотворение, а теперь от него осталась только одна фраза «напиши мне, милая, напиши…». Я хотел вернуться в свой сон, списать, зазубрить, но вернуться в сон также не просто, как вам, мои друзья, обратно вернуться в лицей. Я знаю, каждому обязательно захочется вернуться туда, чтобы дослушать, до-спросить, до-благодарить или извиниться. Я вот, до сих пор хожу, а прощение перед одним учителем так и не попросил. Так что, мой совет, не ждите пробуждения, делайте все сразу, пусть и во сне.

Во-вторых, я хочу поговорить с вами о втором законе термодинамики. Посмотрите вокруг, воздух в зале искрит от энергии, что скопилась в нем. Она складывается из энергии ваших родителей, они дали вам жизнь и наверняка мечтали об этом дне. Это энергия ваших первых учителей, пусть их, скорее всего, нет в зале, но их энергия здесь, это точно. Это токи высокого напряжения от ваших лицейских учителей, с которыми вам крупно повезло. В конце концов, это ваша страсть, с которой вы шли к экзаменам, брали свои «сто баллов» и зарабатывали свои медали. Все эти люди все сгустки тепла собрались вместе, собрались в одном месте, чтобы не встретиться больше никогда... Что станется с этой энергией завтра, когда закончится эта сумасшедшая ночь? Уйдет она по второму закону термодинамики в никуда, нагреет и без того горячую вселенную? А может кто-то сможет ухватить ее, скатать в шар, спрятать в карман, чтобы завтра или спустя время потратить ее для своих новых побед? Не знаю, решать, в любом случае, вам.

И в-третьих, мои родные, я хочу поговорить с вами о невозможном. Это удивительно, но в каждом из нас есть то, что дает шанс совершить поступок и превратить невозможное в возможное. Например, мне удалось вернуться обратно в свой сон, чтобы сегодня прочесть вам это:

знаешь, милая, здесь все так же нужно
правильно спрягать глаголы, писать «жи-ши»
не отвлекаясь на пустяки, работать, дружно
стирать до основания карандаши

впрочем, карандашей нет, у всех гаджеты,
все в фейсбуке и твиттере, дери их черт,
в пору над доской вместо скучных портретов
вешать урыэлы, кому надо - прочтет

а мне все также нужно быть веселым, смело
говорить: «здравствуйте, мою друзья», входя в свой класс,
как бабушек переводить числа из системы в систему,
повторять шутки, что сочинял для вас

к счастью, повторяться мне всегда удается хуже
чем придумать заново, таков мой крест,
вернее, способ выйти из круга, из тесных кружев,
от узоров судьбы, от насиженных мест

что пожелать тебе, милая, в своем мире
делай три вещи - думай, смейся, грусти
это отличный метод оставаться счастливой
даже, зная, что будет в конце пути

в коридорах моей памяти ни души,
все разъехались по чужим городам,
напиши мне милая, напиши
послезавтра, через год, или никогда