Эссе «Выученные уроки»
Создание: 17.07.2009
Был у меня знакомый учитель литературы. Он выходил к доске и говорил: «Здравствуйте, дети! Тема сегодняшнего урока «Женские образы в романе Льва Толстого «Война и мир». А после этого добавлял: «Ну, все, за свою зарплату я вам все сказал. Продолжим дальше урок бесплатно». Когда знакомый рассказывал это, все смеялись.

Без ласки

Низкая зарплата учителя уже давно ни у кого не вызывает сомнения. И труд у нас тяжелый и свою душевную теплоту растрачиваем мы впустую. Как не пожалеть нас бедных. А раз так, то можно делать все что угодно, не важно о чем урок, спасибо, что пришли. Обиженность и «недоласканность» учителя проникает в его взгляд, в движения, в слова. С этим настроением учитель идет по улице, едет в автобусе, заходит в класс. Точно, так же, как мы безошибочно выделяем в классе ребенка, которому не хватает домашней ласки, на улице глаза выдают учителя. Можно начать платить достойную зарплату, но что делать с этим взглядом, сколько лет потребуется, чтобы вытравить его?

Сирых и убогих можно пожалеть, им можно кинуть монетку в шапку, но у них нельзя учиться! Кто захочет следовать самым мудрым советам, которые идут из уст человека, который сам себя считает неудачником. Приходя на урок, мы несем с собой свой взгляд на этот мир, свое отношение к нему и если мы считаем себя людьми неуспешными, странно ожидать удачливых учеников. Как бы не было трудно, я не хочу, чтобы все считали, что государство мне не доплатило. У меня все хорошо!

Надо – не надо

Сколько раз мне приходилось слышать: «Я не буду учить физику (историю, пение, что угодно), мне это не пригодится в жизни». Очень интересно смотреть на человека семи-семнадцати лет, который знает, что случится с ним. Если бы мне оканчивающему школу сказали, что я спустя несколько лет буду работать учителем и преподавать информатику я бы рассмеялся.

Может время немного изменилось, стало более прагматичным. Неужели ученики раньше задумываются о будущем и уже в десять лет спят и видят себя в роли бухгалтера? Учителя, те, что постарше говорят, что им приходилось слышать такую глупость или прозорливость, это как посмотреть, постоянно.

Интересно, что смысл обучения некоторых предметов в плоскости нужный – не нужный проходит и в педагогическую печать. Так древнейший предмет рисование вытесняется на задворки учебного плана, и учителя на полном серьезе утверждают, что его изучение доступно не всем, а только имеющим дар к рисованию. Вместе с тем рисование – один из важнейших предметов в древней Греции. Его изучение подразумевало не только обучению «похоже изображать предметы», но и обучало основам геометрии, анатомии, в конце концов развивало моторику, учило созерцать объекты и радоваться миру.

При всей безусловной полезности физики для вкручивании лампочек и выбора радиаторов для квартиры, основное назначение предмета все же в другом, она учит строить и оперировать моделями и если ученик усвоит это основное содержание, то он сможет применять модельный подход для исследования идеальных экономических формаций, коих в природе, как известно не существует.

Итак, информатика не полезнее химии. А интерес к предмету всегда зажигался не с помощью волшебного света мониторов и не с помощью красивых опытов. Это волшебство в глазах учителя.

Самая главная наука

Я был свидетелем, как в двухтысячном году на выпускном экзамене по ОБЖ девочку спросили: «Кто у нас в стране является главным по гражданской обороне и берет на себя всю власть в случае чрезвычайных ситуаций?» Шестнадцатилетняя красавица потупив глазки сказала, что в книжке написано, что это председатель политбюро, генеральный секретарь нашей партии Леонид Ильич Брежнев.

При всей клиничности этой ситуации, понятно, что невозможно разбираться ученику во всех науках. Невозможно в принципе! Мы требуем, чтобы выпускник знал физику на уровне ну никак не хуже Макса Планка начала двадцатого века, химию на уровне Дмитрия Менделеева опять же начала века. А еще всякие новые науки в лице безопасности жизнедеятельности и программирования на каком-нибудь мертвом языке. А им бедным хочется танцевать. А им до ужаса не хочется ничего учить, в мире столько всего интересного и кажется, что жизнь запросто может пройти без знания логарифмов.

Получается престранная ситуация, с одной стороны учитель обязан научить всем премудростям физической науки, а с другой стороны перед ним сидит недоросль, который таблицу умножения усвоил не твердо. Что остается делать учителю - ставить двойки, оставлять нерадивого ученика на второй год? Он что, враг сам себе, нет, нужно делать вид! И вот учитель делает вид, что учит, а ученик усердно кивает головой и делает вид, что учится.

Так ученик в школе усваивает самую важную науку «науку фиктивной деятельности», а противогаз, даст бог надевать за пятнадцать секунд не понадобится. И кто главный в стране по ГО и ЧС в случае чего подскажут.

Кстати, девочке на экзамене поставили тройку, нас всех в приемной комиссии вполне удовлетворили ее знания!

Выученные уроки

Свои первые уроки педагогического мастерства я получил в восьмом классе. Тогда вместе со своими родителями и младшей сестрой я жил в уютном Мариинске. Зимними вечерами на своей большой кухне семья собиралась вместе и начиналось таинство. Я учил уроки и читал свои первые серьезные книги, сестренка играла на полу, а мама еще не Заслуженный учитель России и папа, пока еще не Лауреат премии Президента беседовали. Что за чудо были эти долгие зимние разговоры! Обсуждались новые книги и газеты, на дворе шел восемьдесят седьмой год, а еще родители говорили про школу. Они делились идеями, строили новые теории. Самое интересное, было в том, что днем свои педагогические теории они проверяли на мне, папа вел у меня биологию, а мама немецкий язык.

Отец объяснял, почему он приходит на урок к ученикам с вопросами. Многие из этих вопросов я помню до сих пор. Например, «Как узнать, кому принадлежала эта берцовая кость, (кость правда была муляжом) лесорубу или бухгалтеру?» или почему после физических упражнений можно задержать дыхание лишь на несколько секунд? В то время на уроках такие вопросы не задавал ни кто. А еще на своих уроках папа занимался русским языком. Он делал карточки, на нашей печатной машинке, в которых перечислял ключевые слова, по которым нужно было составить связанный рассказ. Он объяснял: «Научишься соединять слова в предложения, узнаешь какой смысл стоит за терминами, глядишь, научишься думать на этом языке. Человек всегда думает на каком-то языке».

Первые проекты и ролевые игры я увидел на уроке мамы. Помню, как мы становились делегацией из Западного Берлина и после своих уроков заходили в классы на уроки истории, физики и брали интервью у учителя, других учеников, делали фотографии. Потом материал наших путешествий оформляли в газеты… Мама и папа были всегда такими разными на уроках. Я думаю, что они представляют два разных типа хорошего учителя. У мамы все четко организовано, каждый ученик делать в каждую минуту урока знает, что ему нужно делать. У папы все очень импульсивно, на уроках постоянно происходит поиск, и что найдем на этот раз порой не ясно.

titorov.jpg

семья Титоровых (я, мама, папа)

Прошло время, пришли первые удачные уроки и первые победы. Получив из издательства очередную книжку со своими статьями, я подарил авторский экземпляр родителям. На форзаце я написал: «В каждой моей победе всегда есть частичка победы вашей». Я думаю, что в те Мариинские вечера главные мои уроки мной были выучены…

информация о работе:
автор: Титоров Даниил
создание: июль 2007 г.

эссе было представлено на областном этапе конкурса «Учитель года 2008»